Lifestyle Мода Интервью Beauty Ресторация Пространство
Цифровое будущее
Текст: Екатерина Погодаева Фото: Архив героев

Настала эпоха экранной культуры, когда смартфон стал продолжением руки, а скорость и количество потребляемой информации многократно увеличились. Простыми словами о том, что же это такое – цифровое искусство – и какое будущее ждет его в городском пространстве, рассказали основатели студии медиадизайна Illuminraium3000 в Санкт-Петербурге Юрий Пелин и Евгения Годунова, недавно организовавший выставку медиахудожников России TSVET3000.


1___1_1200x800.jpg

Пройдет совсем немного времени и архитектура , например, так же прочно срастется с цифровым искусством, как прежде со скульптурой и живописью

ILLUMINARIUM3000 – студия инновационного дизайна и медиаискусства. Какое значение вы вкладываете в это определение?

Медиаискусство – это contemporary art эпохи интернета. Оно включает в себя широчайший спектр форматов и технологий: цифровое искусство, компьютерную графику и анимацию, световые шоу, иммерсивные инсталляции, видеоигры, роботов c искусственным интеллектом. Для этого вида творчества трудно подобрать узкое определение: 30 лет назад под медиа-артом подразумевали прежде всего видео-и телепродукцию, сегодня это, скорее, объекты, созданные с помощью компьютерных программ, а завтра, когда технологии неизбежно шагнут вперед, опять возникнет что-то невиданное и оригинальное, возможно, связанное с генной инженерией или экосистемами. New media art находится в междисциплинарном пространстве и легко соединяет все возможные формы экспрессии, звук и свет, кино и театр, архитектуру и телевидение, науку и религию.



3___1_1200x800.jpg

2___1_1200x800.jpg


Ваша студия создавала 3D проекции для Московского Кремля, Большого театра, Эрмитажа, Дворца Парламента в Бухаресте и многих других культовых мировых сооружений. Каким вы видите будущее цифрового искусства в городской среде?

Мы убеждены, что все пространства и фасады могут стать холстами для медиахудожников, представителей одной из самых востребованных профессий ближайшего будущего. Фасады зданий как объекты непосредственной реакции на жизнь города — это мечта Евгении (Евгении Годуновой, – прим. ред). Так, в ближайшее время в Вологде мы создадим световую инсталляцию площадью 2 тысячи квадратных метров, которая станет зеркалом повседневной жизни. В течение недели мы записываем звуки улицы, а потом превращаем их в световые узоры. Мы строим свои работы на взаимодействии изменений, происходящих в окружающей среде и людях, с машинным интеллектом. Внедряя медиаискусство в архитектуру, мы заявляем, что в будущем больше не будет нецифровых реалий. Мы предлагаем зрителям визуализировать альтернативные реальности, предоставляя им возможность воспринимать архитектурное пространство как многовариантную, живую среду.

А как насчёт общественных пространств? Выставка TSVET3000, которая прошла в МЕГА Екатеринбург, очень смело интегрирована в торгово-досуговый центр.

Сегодня мы работаем в области публичного искусства, реализуя работы для городских проектов – муниципальных и частных. Мы используем иммерсивные технологии, исследуем пространство между цифровыми и физическими объектами, создаем гибрид архитектуры и медиаискусства с машинным интеллектом и внедряем это в общественные пространства. При всей сложности технологий и процесса создания, в итоге получается доступная для восприятия экспозиция, которая интересная как искушенному в сфере медиа посетителю, так и людям, приходящим за зрелищностью, а не за сложной концепцией.


7___1_1200x800.jpg

6___2_600x600.jpg


По меньшей мере 70% покупателей арт-объектов хотят рассмотреть их перед покупкой. Такие данные представляет интерактивная художественная галерея Saatchi Art, недавно внедрившая AR-примерку для картин. Именно поэтому дополненная реальность все чаще используется на стыке искусства и бизнеса. Можно ли говорить о том, что цифровое искусство возникло в первую очередь как коммерческий инструмент?

В том направлении, которое вы упомянули, цифровые технологии можно воспринимать как коммерческий инструмент. Но не каждая цифровая технология является медиаискусством. Медиаинсталляции, например, часто интерактивны – работа над произведением завершается, когда внутрь него попадает зритель, реакция которого очень важна. Непонятно, как и зачем такие работы превращать в товар. Они — нематериальная ценность, на них трудно установить цену, к ним неприложимо понятие «уникальный объект».

Вы сказали, что профессия медиахудожника – одна из самых востребованных в ближайшем будущем, но при этом медиа-искусство не является материальной ценностью. А кто выступает заказчиками подобных работ, какая монетизация в этой сфере?

В 2006 году в торговом районе Гиндза в Токио открылся 10-этажный бутик Chanel американского архитектора Питера Марино. Гигантские фасады магазина представляют собой сплошной видеоэкран. Со стороны улицы вы смотрите кино, а находясь внутри, видите улицу. Сложнейшее тройное остекление (изготовленное в Австрии, на родине фестиваля Ars Electronica) обошлось компании в $100 млн. Медиа-арт востребован в рекламе, интерьерном и выставочном дизайне. Art + Com Studios из Берлина делает самые большие в мире кинетические скульптуры, которые управляются компьютерными программами. Их Kinetic Rain установлен в аэропорту Шанхая: дождь из металлических капель, подвешенных на лесках, движется под специально написанную музыку. Большим корпорациям по вкусу подобные объекты. Парижский дизайнер Жан-Марк Гади, сотрудничающий с Apple, пробует свои силы в выставочной сценографии. Одна из последних работ Гади – витрины магазинов Montblanc, где фирменными ручками пишут и рисуют роботы. Лично мы, например, делали проект для компании Johnson&Johnson Medical – проекционный световой маяк, эта инсталляция участвовала в номинации «лучший проект» в конкурсе искусств Prix Ars Electronica.


5___3_690x900.jpg


Какова цель цифрового искусства сегодня?

Мне лично (слова Юрия, – прим. ред.) нравятся слова Льва Толстого, который считал, что искусство – это способ выражения чувств, и если человек, который смотрит на картину, слушает музыку или читает роман, испытал те же чувства, что и автор при создании, то акт искусства, по Толстому состоялся. Речь про классическое искусство, но эта концепция характеризует на сто процентов и цифровое.

Существует ли вероятность того, что цифровое искусство однажды полностью заменит собой классическое?

Все будет на своих местах. Это не замена, а симбиоз. Я убежден, что пройдет совсем немного времени, и архитектура, например, так же прочно срастется с цифровым искусством, как прежде со скульптурой и живописью.

Поделиться