Молодая гвардия

10 декабря 2016

Амбициозные двадцатилетние норовят вот-вот занять ваше место на пароходе современности – а знаете ли вы, кто они такие? «Стольник» выяснил, чем жили миллениалы в уходящем 2016-ом и что они думают о себе и Поколении Х.


Аня, 22 года

 

Этот год стал большим испытанием для многих: например, я четырежды была на похоронах, не раз планы рушились в последний момент, и приходилось все начинать сначала. Однако было и много хорошего: моей прабабушке исполнилось сто лет, я окончила университет (строительный факультет), впервые съездила в Таиланд и познакомилась там с Машей Миногаровой, а нашей с подругой полезной домашней кондитерской «Еда будущего» вот-вот будет год. Мы делаем торты без муки и сахара, которые подходят веганам и даже сыроедам.

 

Мне нравится, что в этом году ЗОЖ продолжил движение в массы. Я начала заниматься аштанга-йогой, стараюсь уделять практике время каждый день дома. Любовь к активностям у меня с детства: если твои родители мастера спорта, ты посещаешь секции одну за другой. Здорово, что сейчас тренироваться могут все – даже мамы с малышами.

Свою практику я не связываю с эзотерикой, но мне близка азиатская культура – я даже читала Бхагавадгиту и убрала мясо из своего рациона за исключением дичи с охоты. Она, на мой взгляд, несет в себе правильную естественную энергетику, в отличие от искусственно выращенных бройлеров из магазина. Думаю, что современный молодой человек тяготеет к «этическому» потреблению, но порой не знает меру. Если вы не чувствуете, что вам подходит вегетарианский рацион – оставьте идею его принять. Многие таким образом отдают дань моде, а потом бегают по врачам. Ко всему нужно относиться с умом.

 

Сознательность и пристальное внимание к своей индивидуальности, пожалуй, стали маркерами 2016-го года в моем кругу общения. Например, сейчас стало популярно избавлять гардероб от лишних вещей. Это связано не только с тем, что появилось много стилистов и шопинг-консультантов – мы стали проще относиться к внешнему виду и больше внимания уделять личностному росту. Мы уже не оборачиваемся на людей с фиолетовыми волосами – это их способ самовыражения и круто, что они его нашли. Отфотошопленные девочки из Инстаграма с миллионами подписчиков утратили для нас авторитет: мы тяготеем к реальности.

 

К примеру, я в этом году слушала «Луну», но только пока не сходила на ее концерт: мне стало ясно, что она целиком «сделанная». Это все картинка, и даже этот выдуманный образ она не смогла энергетически передать со сцены. Помимо «Луны» в моей машине в 2016 играли техно, дип-хаус и русский рэп.

 

Здорово, что сегодня родители становятся друзьями и общаются с нами на равных: мои, например, молодые и спокойно относятся к моим тусовкам. Правда, когда пару лет назад я заплела дреды и набила татуировку, родители меня не сразу поняли.

 

Мне кажется, старшее поколение вообще не понимает, чем мы занимаемся. С тридцатилетними мы еще можем найти общий язык: мы примерно в один период столкнулись с технологиями, стали превращаться в новых людей. Думаю, те, кто сейчас нас младше на десять лет, будут совсем другими, еще более продвинутыми. Старшим нужно признать, что прогресс идет именно от нас.


Ирена, 21 год

 

Я окончила Институт международных связей и работаю в фрик-шоу. Диплом получила скорее для спокойствия родителей – мне никогда не нравилась академическая часть образования. Сейчас думаю о поступлении в театральное училище, но это идея на будущее – пока мне нравится то, что я делаю.

 

Фрик-шоу Sorry, mom существует уже давно, а я попала в него четыре месяца назад и впервые почувствовала себя на своем месте. Я из Первоуральска, где с трудом принимают новое, а моя внешность всегда выделялась из общего ряда. Сегодня труппа – моя вторая семья, хоть мы знакомы не так давно. У каждого из участников своя история и в чем-то мы все схожи, поэтому понимаем друг друга без слов. Я попала в состав случайно: однажды в клуб, где я работала официанткой, пришел молодой человек и заметил, что я очень выделяюсь. Мы поговорили, и он пригласил меня на пробу. Мне сразу стало ясно, что это то, что мне нужно. Сейчас я уже вижу результаты своей работы: мой друг, которого в родном городе унижали за его внешность и сексуальную ориентацию, принял себя. Это главный фидбэк – я знаю не понаслышке, как мешает жить страх самогосебя.  

 

На сцене я как дома: у меня отключается мозг, я делаю все, что захочу, и публике это нравится. Мой персонаж очень дерзкий и это отражение меня самой: я не играю, а живу. Я за естественность и не люблю фальшь. Поэтому у меня нет кумиров, я не слежу за модой – всегда думаю своей головой и делаю все в соответствии со своим видением.

 

С шестнадцати лет я живу самостоятельно и для меня не ясно, почему те, кому 30 или 40, считают мое поколение беспомощными детьми. Взросление приходит с опытом и нет гарантии, что на долю сорокалетнего выпадет больше испытаний, чем на долю молодых.

 

Несмотря на то, что моему папе уже 65 лет, а маме 45, родители – мои лучшие друзья. Мы с ними на одной волне и разница в возрасте для нас не помеха: мы с мамой смеемся над одними и теми же шутками, а папа спокойно смотрит в Сети на снимки, где я едва одетая прыгаю по сцене. А вот сверстники меня осуждают за спиной: для меня события этого года стали лишним подтверждением тому, что возраст – фикция и все зависит от личности.

 

Я вижу себя идеальную в тридцать лет, но говорить об этом не хочу – мало ли что. Скажу точно, что хочу семью и детей, но к этому нужно подойти осознанно. Я уже была замужем, и мой брак распался отчасти потому, что я не была сформированной личностью. Сегодня для меня в приоритете карьера, собственный рост, и события вокруг не всегда попадают в мое поле зрения.

 

В мире происходят страшные вещи, и я не всегда нахожу в себе силы следить за новостями: они порой доводят меня до слез. Например, стрельба в гей-клубе в Орландо: почему люди думают, что «не такая» сексуальная ориентация лишает кого-то права на счастье, любовь и жизнь вообще? Или история с парнем, которого чуть не посадили за ловлю покемонов в храме: я слышала, что за изнасилования давали административное наказание. Разве это справедливо?


Влада, 20 лет

 

Я учусь на журналиста и работаю моделью почти три года. В 2016-ом я побывала в Париже, Барселоне, Мадриде. Моя карьера началась с шоу Saint Laurent, и держать планку на заданном уровне непросто: конкуренция слишком высока.

 

В этом году девяностые покорили мир. На текущую моду оказывают влияние архивы Maison Martin Margiela – свитера оверсайз, странные мешковатые вещи сейчас носят все. Многие также копируют стиль Gucci – гипертрофированный декор, излишества сегодня также появляются на подиумах.

 

Мейнстрим я стараюсь обходить стороной. Мне нравится ходить на блошиные рынки или в секонды, находить что-то уникальное. Масс-маркет стал дорогим и уже надоел. В России я не хожу по развалам – мне больше нравится это делать в Европе или Токио. Там намного интереснее и много винтажа.



 

В этом году многие люди стали более осознанно тратить деньги и я – не исключение. Единственное, в чем я не могу себе отказать – это косметика. Видимо, сказался бум на макияж и уход за собой, который в 2016-ом пошел в массы благодаря бьюти-блогам. Благо, сошли на нет агрессивный контуринг, гиалуроновые инъекции, силикон, а в авангард вышла философия бренда Bobbi Brown «The secret to beauty is simple: be who you are». Многие сегодня устали от глянца.  

 

В этом году я следила в сети за Into the Gloss и Men Repeller. Также мне нравятся некоторые материалы на Wonderzine, но, на мой взгляд, они слишком много пишут о правах женщин, о чем в этом году вообще говорили повсеместно. Я считаю, что равноправие полов и отсутствие зависимости от навязанных гендерных стереотипов – это нормально, но не хочу об этом кричать. Бабушка и мама, кстати, считают меня недостаточно взрослой потому, что у меня нет «жениха». Для них показатель зрелости – серьезные отношения, которые могут превратиться в семью. У меня другое мировоззрение: я сначала хотела бы определиться с образованием и карьерой.

 

Самообразование также важно для двадцатилетних, но у меня плотный график и регулярно читать нет возможности, увы. Плюс, сказывается влияние соцсетей: они очень отвлекают. Книги требуют концентрации внимания, а мы не умеем делать что-то одно. Из художественной литературы я читала Хемингуэя и его произведения стали для меня открытием.

 

Если тебе двадцать лет сегодня, то ты хочешь все и сразу, лениво учишься, но любишь узнавать новое, много времени проводишь в Интернете, используешь Instagram, Facebook, слушаешь инди и одеваешься в секонд-хендах. Если говорить о девушках, то на них no-makeup makeup и интересная деталь в макияже вроде звезды на щеке или цветных бровей.  

 

Мы сегодня стоим перед выбором из массы вариантов во всем: в выборе специальности, работы, одежды – чего угодно. Это не позволяет нам сформировать четко свои желания и цели, но пока нам можно пробовать разное. Тридцатилетние имеют более внятное представление о своих приоритетах, начинают думать о семье. Мне кажется, они считают нас эгоистами, но это не так: мы просто ищем место в мире и не ручаемся думать за других, пока не встанем на ноги.



Виталя, 21 год

 

Я работаю руководителем проектов в одной из крупнейших российских общественных организаций, представляющих интересы средних медработников. Параллельно занимался созданием и развитием издания нового формата, под названием «Журнал». Мы выпустили один печатный номер, который, как и любая первая проба, вышел с кучей ошибок и недочетов. Этот проект был своего рода напрашиванием на шлепки по заднице от общественности, и мы их наполучали. Сейчас я отошел от дел «Журнала» и уделяю все внимание свей основной работе. Главной цели я добился: мы доказали, что открыть свое СМИ – это реально. Было бы желание. Главное понимать, что бизнес и заработок - понятия, которые касаются, чаще, удовлетворения желаний и интересов широкой аудитории. Когда ты делаешь что-либо уникальное – это непросто продать.

 

В этом году мое представление о масштабах мира стало шире, и это приводит меня в восторг. Каждый день происходит столько всего, что, иной раз, сложно поверить в эту действительность. В 2016-ом все-таки я больше был сосредоточен на процессах, протекающих в человеческом сознании. Моим глазам открылась неприятная правда - мир не вертится вокруг меня. К этой мысли постепенно приходят многие двадцатилетние. Это, думаю, один из признаков взросления. И то, какие мы есть сейчас – это результат ежедневного влияния огромного спектра событий.

 

Я начал работать в 15 лет и постарался максимально освободить родителей от обузы моих прихотей и желаний. Сейчас я не всегда понимаю своих сверстников, которые до сих пор не знают, чем хотят заниматься. Это нормально – у всех разное воспитание, цели в жизни. На меня очень повлиял мой тридцатилетний брат: мы многое делаем вместе, он многому меня научил, поэтому разницы между нашими поколениями я не вижу. А вот те, кто старше, хотят выжать из мира все и, кажется, только сейчас начинают жить для себя.

 

На нашем воспитании уже не сказывался совдеп: мы привыкаем отвечать за себя, а не перекладываем ответственность за собственное благополучие на другого человека или государство. Мы учимся мотивировать себя работать, получение образования, личностное развитие. Но, с другой стороны, мыслим абстрактно и не всегда можем четко сформулировать свои цели и желания. Получая какой-либо результат, расстраиваемся, мол, не то что хотели. А что хотели-то?

 

В этом году мы можем наблюдать, как мир все больше меняет отношение к гендерным предубеждениям, унификацией внешнего вида обоих полов в повседневности. В определенный момент я ощущал на себе противоположную тенденцию и рад, что все меняется. Стало модно думать беспристрастно, казаться умнее, чем есть на самом деле. Пусть так – это тоже своего рода мотивация. Все начинается с принятия себя и это один из маркеров 2016-го года. Мы – то поколение, которое научится делать это правильно. У предшествующего есть загвоздочка: «Ты че выперлась, че о тебе люди-то подумают?». У нас этого нет. Мы не будем заниматься тем, что нам категорически не нравится. Главное, чтобы люди сохранили желание меняться. В тридцать мы будем прикольным поколением.

 


Соня, 21 год

 

Я родилась в Харькове и всю жизнь много переезжала: перемещалась между Россией и Украиной. Мы с мамой стали жить в Екатеринбурге несколько лет назад, а в шестнадцать я влюбилась и уехала обратно в Харьков на два года. Из-за войны пришлось вернуться на Урал. Тут здорово, но холодно.

 

Сейчас главное мое занятие – получение гражданства и работа. Еще иногда меня фотографируют знакомые, но моделью назвать я себя не могу. Давно, когда мы жили в Москве, я с мамой ехала в агентство, но в метро мне стало нехорошо и нам пришлось задержаться. Позже мы узнали, что на нужной нам станции произошел теракт. Если бы не моя кровь из носа, то детская мечта стать моделью погубила бы нас.

 

Все мое окружение имеет высшее образование, но никто не использует его – все делают что-то свое. Я пока не могу поступить в университет из-за волокиты с документами.



 

Из-за постоянных переездов у меня отсутствует ощущение стержня, нет постоянной компании, а моих близких людей можно пересчитать по пальцам. В этом году я встретила девочку, мы стали настоящими подругами и я ей очень дорожу. Вообще я стала лучше разбираться в людях, пришла к тому, что мы не можем увидеть в человеке то, чего нет в нас самих. При выборе между «быть» и «казаться» сегодня мы останавливаемся на первом.

 

Я долгое время старалась избегать контактов с внешним миром в Сети из-за политической ситуации - мне неважно, кто прав, а кто виноват, когда гибнут люди. Есть ощущение, будто мы смотрим не на лес, а на машины, которые его уничтожают. В этом году я читала много антиутопий, но после прочтения «1984» Оруэлла три дня не могла прийти в себя - мне казалось, что сюжет книги полностью воспроизводится в реальности. Сейчас я не могу не держать себя в курсе событий в мире: читаю только Meduza, иногда «Лентач», The Village, «Афишу». Из соцсетей мне достаточно Инстаграма и пары мессенджеров.

 

Сегодня стало нормальным быть собой: многие уже пришли к гармонии, а я пока в процессе и чувствую, что с каждым днем мне больше удается. Я связываю с тем, что наше представление о мире так широко, что иногда нам требуется спрятаться в себе и тщательно обдумать, как мы себя чувствуем. Думаю, все в мире взаимосвязано, мысли и эмоции имеют энергию, но сугубо с научной точки зрения. Поэтому я стараюсь окружать себя искренними людьми и самой быть такой же.

 

Мы ищем в мире простоту и комфорт, начинаем расслабляться. Наверное, поэтому сейчас все так полюбили безразмерную одежду и «Луну» – и то, и другое про простоту и свободу. Думаю, это признак зрелости личности. Я вот поняла, что выросла, когда на вечеринке предпочла сухое вино полусладкому (смеется). Не сказать, что я фанатка алкоголя, но мне кажется, что разбираться в хороших напитках не повредит никому.

 

Современный молодой человек сознателен, он закидывает удочки в будущее. Разница между нашим и следующим за ним поколением в том, что последнее знает, что делать с багажом опыта.

 

Многие тридцатилетние понимают, что мы – те, кто придет им на смену, и стараются передать то, что знают. Те, кто относится к нам снисходительно, называет малолетками, просто нас боятся. Наверное, потому, что они завидуют нашей свободе.

 

 

Фото: Алексей Пономарчук, @kanifolshik

Стиль: Маша Чуркина, @mariiachurkin

Ассистент: Женя Рисованная 

Модели: Виталий Ушенин, Анна Попова, Соня Вашкевич, Ирена Нарбутовских, Влада Лачимова

Make-up и волосы: Соня Загородских, @sonyapey 

Локация: Окружной Дом офицеров

Продюсер: Анатолий Карнаухов, @alkoholiyfriday



Смотрите также

0

Двенадцать юных и прекрасных дочерей благородных семейств Екатеринбурга снялись для календаря «Стольника» на 2014 год. Премьера календаря – на вечеринке в конце года, а знакомство с самыми завидными невестами города через интервью и портреты кисти дизайнера Никиты Баранова – уже сейчас. 

0

Пока одни находятся во власти распространенного мифа, другие его разрушают. Девять пар на практике доказали, что близкие отношения и общий бизнес не исключают друг друга.

Комментарии (0)