Отдел культуры

9 сентября 2016

"Стольник" взял на себя смелость назвать главных функционеров культурной жизни города и задал каждому по одному неудобному вопросу. 

 

SOOETA

 

Совсем юные парни из хороших семей влили свежей крови в застывавшую екатеринбургскую клубную тусовку. Промо-группа SOOETA быстро заняла незаслуженно пустовавшую в городе нишу trap и cloud rap вечеринок. Волна этой музыки и эстетики, давно захватившая обе столицы и даже успевшая заметно схлынуть, нашла новое рождение в тесных екатеринбургских клубах. Ребята так быстро набрали обороты, что буквально через полгода после первых вечеринок собрали полный танцпол Дома Печати — и не раз. Появление новой силы на весьма скудной уральской клубной сцене — событие само по себе экстраординарное, вопрос лишь в том, на сколько “Суете” хватит запала.

 

Вы молоды и полны энтузиазма. Но чтобы «раскачивать» региональную клубную сцену, надо быть настоящим фанатиком.

 

Даниил Манеров, создатель команды SOOETA: А мы и есть фанатики. Нам дико нравится делать вечеринки и мы не собираемся останавливаться. Мы понимаем, что сложности есть у всех — мы с ними тоже столкнулись, и не раз, но это нас не пугает. 

 

BURO 100

 

Одно из самых одиозных event-агентств города ругают примерно с той же частотой, что и превозносят. На каждом событии, за которое берется небольшая группа профессионалов во главе с Анной Решеткиной — будь то fashion-показ с выраженным арт-сдвигом, вечеринка открытия на полгорода в модном пляжном клубе или ставший новой светской традицией караоке-баттл — веселье всякий раз водопадом льется на изысканные наряды, забрызгивая хейтеров и критиканов. Нет, ну правда, как ни крути, какие недочеты не выискивай, самый точный барометр хорошего мероприятия — чувство удовлетворения с послевкусием легкого стыда, и это именно тот набор чувств, который, кажется, выдается на выходе в подарочной коробочке каждому посетителю вечеринок Бюро. 

 

Не кажитесь ли вы сами себе провинциальными Остапами Бендерами, фокусниками и спекулянтами? 

 

Анна Решеткина, директор BURO 100: Если мы кого-то и обманываем, то разве что самих себя - верим в то, что можно делать топовые мероприятия здесь, в Екатеринбурге, без столичного апломба, навязчивого «профессионального» промо и провинциальной неряшливости, не долбя в один и тот же шаблон. Ну и чтобы собирать таких разных людей, что нам кажется очень правильным, без фокусов не обойтись.

 

ТЕСНОТА

 

Промо-бюро ТЕСНОТА выкристализовалось из одноименного блога, названного когда-то журналом “Афиша” “гуманистическим вестником для студентов-либералов”. История с вечеринками началась с привозов звезд западного андеграунда и музыкальных кино-показов, продолжилась разрозненными залихватскими тусовками в клубах города, потом промоутеры на лето поставили возле Теле Клуба гигантский надувной шатер с красивыми проекциями внутри, куда стали привозить модных московских музыкантов и диджеев. Прошедшей зимой ТЕСНОТА на паях с промо-группой Studio/513 сделала несколько выездных рейвов в индустриальных пространствах - это сотрудничество переросло в открытие pop-up клуба-конструктора “СОН” в самом центре города с огромным патио, барбекю, пинг-понгом и, понятное дело, отличной музыкой. Привычные к образу жизни клубных номадов, ТЕСНОТА впервые обзавелась своей площадкой на длительный срок. 

 

Вы долго говорили о том, что вам нужно свое место. Теперь у вас оно есть. Все идет так, как и задумывалось?

 

Вячеслав Душин, Александр Елсаков, создатели промо-бюро ТЕСНОТА: Да, теперь у нас есть место, мы его давно хотели. На текущий момент мы не отработали полный сезон, и подводить итоги как минимум преждевременно. Вот когда мы закончим, закроем клуб, завершим проект — вот тогда можно будет что-то сказать. А пока все живет и меняется. 

Свое место нужно в первую очередь, чтобы иметь возможность делать что-то, не завися от других сторон. Ты можешь спокойно выбирать даты, сам считать сметы, сам формировать пространство, ставить ту музыку, которую считаешь нужной. В этом смысле клуб – это не цель, это, скорее, средство. Кроме того, мы бы не хотели замыкать Тесноту в этих четырех стенах – мы просто так существуем сейчас. Мы бы и рады вывести ряд наших проектов на другие площадки, но, знаете, было б куда.

 

Арт-холдинг «Ангажемент»

 

«Ангажемент» — настоящий оплот привозных драматических бестселлеров в Екатеринбурге. Гастроли, которые устраивает Татьяна Самойлова и Ко — это всегда яркие спектакли, важное городское событие и отличный повод выгулять лучшие наряды. Возит «Ангажемент» только хиты: от лучших постановок МХТ им. Чехова, до громкого Cloud Gate в исполнении Театра танца Тайваня, и всякий раз на постановках бескомпромиссный аншлаг. За 18 лет работы у арт-холдинга собралась своя большая аудитория — от заядлых театралов, до топ-менеджеров и их жен. Правда, в последние годы стало казаться, что ты уже заранее знаешь, кого встретишь: в сверкающих ложах и кипящем партере сплошь знакомые лица. 

 

Вы ищите новую аудиторию, или обеспеченные семьи с периодически засыпающими отцами вас устраивают?

 

Татьяна Самойлова, директор арт-холдинга “Ангажемент”: Это миф. Умные мужчины тоже любят и ходят в театр. В чем секрет успешности «Ангажемента»? Нам интересно то, чем мы занимаемся. Мы любим театр и делимся радостью открытий с нашими зрителями. В этом смысле, и аудиторию мы стараемся расширять, развивать и двигать вперед вместе с нами. Кажется, у нас это получается.

 

 

Dream Team

 

Когда-то студентки журфака УрГУ, Екатерина Жиделева и Мария Швецова начинали с того, что создали первый в Екатеринбурге клуб редких вещей «Дефицит», где продавали дизайнерские сувениры и подарки. Проект так «пошел», что девушки решили не останавливаться и попробовали себя в event-менеджменте, организовав в Екатеринбурге летний фестиваль «Ярмарка Дефицита», который через несколько лет превратился в общегородское мероприятие «Ярмарка Фест» с тысячами посетителей, большущим фуд-кортом и масштабной концертной программой. Параллельно с «Ярмаркой» Dream Team стали по московской франшизе делать Sunday Up Market (ныне Sandarina Market) с акцентом на товары, сделанные вручную малым тиражом. А два года назад Екатерина и Мария провели первый фестиваль еды «Гастроном Фест», на который привезли именитого московского шефа Алексея Зимина. Этим августом «Гастроном» прошел в третий раз, и многие обратили внимание на то, что спросом пользовались отнюдь не блюда высокой кухни и результаты изысканных кулинарных экспериментов, а более или менее стандартные блюда, вроде бургеров и чебуреков.

 

Почему Московские фестивали становятся местом, где люди открывают для себя что-то новое, а на «Гастрономе» очередь выстраивается за чебуреками из "Время Ч"?

 

Екатерина Жиделева: В Москве намного больше фестивалей, и люди к ним просто привыкли. Они понимают, что туда нужно идти не за тем, чтобы голод утолить, а чтобы найти для себя что-то новое. У нас люди пока в процессе этого осознания. Кроме того, когда мы приглашаем к нам на фестиваль какую-нибудь интересную кухню, нам часто отвечают, что на таких фестивалях, как наш, продаются только бургеры. Но ведь это не так — у нас продается разное, но из-за того, что все продают в основном бургеры, люди их и покупают! Вспомните, несколько лет назад бургеры для екатеринбуржцев были скорее атрибутом фаст-фуда, но никак не ресторанной кухни — все развивается. Почему была очередь к “Время Ч”? Ну, во-первых, у них действительно вкусные чебуреки. А во-вторых, люди реже рискуют брать какие-то непонятные вещи, предпочитая понятные и знакомые блюда.

 

Ельцин Центр

 

Сейчас, спустя почти год после открытия, можно смело говорить о том, что Ельцин Центр значительно повлиял на городскую культуру и ее контекст. Мощные «якоря» в виде музея, который называют лучшим в России, независимого книжного магазина «Пиотровский», напоминающего Apple Store, изящной галереи современного искусства, просторного коворкинга и кафе «1991» с рецептами от Наины Иосифовны — стали основанием для многих регулярно здесь «заземляться». В Ельцин Центре проходят лекции, презентации книг, кинопоказы, сюда съезжаются именитые гости из столицы и из-за рубежа, чтобы рассказать о сложной, но свободной эпохе зари современной России. К слову, мэр города Евгений Ройзман захаживает сюда не реже раза в неделю. Тем не менее, некоторые горожане как будто побаиваются даже просто порог переступить.

 

Почему многие екатеринбуржцы держат Ельцин Центр на дистанции, обходят стороной и до конца не принимают?

 

Денис Корнеевский: Я считаю, что Президентский Центр – это не голливудский блокбастер, чтобы нравиться всем, каким бы интересным по форме и содержанию он ни был. У каждого были свои девяностые и каждый вправе оценивать их, исходя из своей биографии и прошлого своей семьи. Команда Ельцин Центра хочет дать возможность рассмотреть и изучить уходящую, но столь важную в дальнейшем развитии страны эпоху. Здесь это можно сделать, опираясь не только на чувства и эмоции, но и на источники – архивные документы, свидетельства очевидцев, видеозаписи, фотоснимки. В конце концов, если вся эта рефлексия вам не по душе, вы можете прийти к нам просто так. Архитектор Борис Бернаскони сделал очень красивый фасад, на его фоне получаются, правда, отличные фотографии.

 

Дом Печати

 

Гигантский клуб в здании бывшей типографии «Уральский рабочий» пережил не одну инкарнацию. Место силы уральской богемы, клуб с разухабистыми танцами под техно и кальянами, уральская мекка российского андеграунда — все эти форматы ютились в стенах «Дома Печати» с разной степенью популярности. Чуть больше года назад клуб перешел в руки команде крупнейшей концертной площадки Екатеринбурга – «Телеклуба». Промоутеры пообещали не превращать «Дом Печати» в центральный филиал большого брата, а постараться наполнить клуб вечеринками, а также открыто заявили, что теперь танцпол никогда не будет пустым. И, как говорится, приближали выполнение обещания как могли.

 

Нет ли ощущения, что вы взялись за “Дом Печати” ровно в тот момент, когда все окончательно устали от вечеринок? 

Артем Зверев: Да, все действительно устали от вечеринок. Сейчас мы усиленно работаем над новыми форматами и пришли к тому, что «Дом Печати» не может продолжать существовать только за счет вечеринок. Пока что, это концертная площадка и клуб, а я хочу, чтобы это было пространство, в котором определенные городские промо-группы, опинион-лидеры и трендсеттеры могли бы делать что-то свое, наполняя календарь клуба интересными событиями. В нынешних условиях кризиса финансового и демографического, тема с вечеринками уходит на задний план. Моя идея как арт-директора заключается в том, чтобы «Дом Печати» и вся прилегающая к нему территория стала неким аналогом московского «Артплея». Это довольно трудно по целому ряду причин, но само помещение многое нам позволяет. Поймите, мы с Катей — не промо-группа или бюро, не диджеи, у нас нет своего отдельного паблика, своей флэйвы. Но это нам и не нужно. Наша задача — давать другим людям что-то делать. И мы ее выполняем.

 

Уральский филиал ГЦСИ

Уральский филиал Государственного центра современного искусства был открыт в 1999 году, столько лет — большая история для современной России. И все это время Центр методично нащупывал нерв искусства сегодняшнего дня. Выставки и проекты ГЦСИ создает очень разные — от скромных документальных экспозиций в своем столетнем здании бывшей земской школы, до Уральской индустриальной биеннале современного искусства с международными "привозами", занимающей несколько крупных площадок города. Но вне зависимости от масштаба и формата проектов, каждый из них создается с вниманием и любовью. Можно только немного пожалеть, что в индустриальные, без лоска и глянца, локации ГЦСИ, не часто захаживает публика на "лабутенах".

 

Вы видите связь между популярностью современного искусства среди буржуазной аудитории и состоянием помещений, в которых это искусство экспонируется?

 

Алиса Прудникова: Не вижу здесь никакой связи, это абсолютно разные вещи. Есть интересные проекты, есть неинтересные, есть здания в хорошем состоянии, есть в плохом. На мой взгляд, в Екатеринбурге сейчас идут процессы, позволяющие современному искусству выйти из тени маргинальности. В этом смысле вопрос уже не актуален. Место на качество проектов точно не влияет, как и на интерес к ним. Если у кого-то есть предубеждения по поводу отваливающейся штукатурки, это их личные проблемы. Я не встречала ни одного человека с любым уровнем дохода, у которого состояние гостиницы Исеть стало бы препятствием к тому, чтобы посмотреть биеннале. Искусство "работает" в любых пространствах, и часто самые интересные вещи происходят как раз не в белых кубах. Современное искусство не должно показываться исключительно в интерьерах Захи Хадид, к тому же их в Екатеринбурге просто нет. В ГЦСИ мы сейчас как раз готовим проект, посвященный именно нашему зданию, которое скоро будет закрыто на реконструкцию.

Ural Music Night

 

Большой летний музыкальный фестиваль — это то, чего давно не хватало Екатеринбургу. Ural Music Night уже второй год изо всех сил старается закрепить за собой это звание. Программа у фестиваля и правда всеобъемлющая — в ней есть все, от классики до рока, от поп-музыки до эмбиента, от бардовской песни до психоделического клауд-рэпа. Все площадки располагаются в самом центре, а вход везде всегда бесплатный. Событие жителям понравилось — гуляния были, как в день города. Хотя разнообразие музыкальных стилей и площадок давало слегка сюрреалистические ощущения: скажем, ансамбль народной песни, выступавший на крыльце главпочтамта под надписью “Интернет” выглядел настолько одиозно, что фотографии и видео широко разошлись по Фейсбуку.

 

“Ночь Музыки” не раз преподносилась СМИ как фестиваль для цивилизованных, культурных людей. Город оказался готов к формату?

 

Евгений Горенбург: Мы делаем самый масштабный и демократичный музыкальный фестиваль, и, как и любой другой организатор, я хочу, чтобы все было на высочайшем уровне. И, знаете, ровно это и происходит — это наш главный результат.

Мы сотрудничаем с правоохранительными органами и следим за порядком. Единственный эксцесс произошел на несанкционированной площадке. С другой стороны, появление таких площадок только подтверждает популярность фестиваля. В этом смысле, я бы хотел, чтобы все так и оставалось. Город преображается, превращается в своеобычный рай на земле.

ВРЕЗ

Немного о нашем критерии при отборе героев. Стольник рассказывает о сообществах, формирующих уральский культурный контекст. О культрегерах, успешно транслирующих мировые тренды - от рейвов до арт-проектов, от образовательных программ до лучших в городе светских тусовок.

 

Текст: Александр Бакин Креативный продюсер: Евгения Ильина Фотограф: Антон Курбатов Стилист: Марина Малиновская Визажисты: Ксения Наймушина (@face2face), Марина Суровнева (@face2face); Аня Исламова (@imageservises) Техническая группа: Александр Козлов, Марк Бельский Руководитель технической группы: Андрей Цибусов Продюсер: Виктория Петрова



Смотрите также

0

Двенадцать юных и прекрасных дочерей благородных семейств Екатеринбурга снялись для календаря «Стольника» на 2014 год. Премьера календаря – на вечеринке в конце года, а знакомство с самыми завидными невестами города через интервью и портреты кисти дизайнера Никиты Баранова – уже сейчас. 

0

Пока одни находятся во власти распространенного мифа, другие его разрушают. Девять пар на практике доказали, что близкие отношения и общий бизнес не исключают друг друга.

Комментарии (0)