Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео
Анатолий Корнеев, вице-президент группы компаний Simple: Повод для гордости
Текст: Ольга Дубровина Фото: Пресс служба SIMPLE

Все, что вы хотели знать о российских винах, рассказывает сооснователь и вице-президент группы компаний Simple Анатолий Корнеев.


1___3_690x900.jpg

В разгар пандемии мы дали старт проекту «Большое Русское Вино», который включает девять марок от пяти виноделен, представляющие все российские терруары, кроме Ростовской области

Каким образом за сравнительно небольшой срок удалось восстановить производство вина в России, исчезнувшее после сухого закона 1985 года?

Если говорить точнее, сухого закона у нас в стране не было со времен Первой Мировой войны. В 1985-м проводилась кампания по борьбе с алкоголизацией населения. На тот момент общее потребление алкоголя в Советском Союзе составляло 16 литров на душу, что, конечно, очень много. После этой кампании многие виноградники были вырублены, некоторые заводы закрыты, и лишь сейчас виноделие возрождается. Однако на территории России, с учетом Республики Крым, площадь виноградников составляет всего 90 тысяч гектаров. Для сравнения, площадь виноградников в Бордо составляет почти 120 тысяч гектаров. Из наших 90 тысяч мы отнимаем те площади, материал с которых используется для перегонки, производства дистиллятов и бренди, именуемого российским коньяком. Остается всего 55-60 тысяч гектаров виноградников. По канону следует получать с одного гектара до 10 тысяч бутылок. В принципе, этого было бы достаточно, чтобы насытить наше население вином, но есть одно «но». Мы наследуем советскую манеру ведения хозяйства, и идем по пути экстенсивного развития виноградарства: то есть, работаем на количество, а не на качество.

В чем еще проявляется это «наследие»?

В Советском Союзе ежегодно производили столько вина, чтобы им можно было напоить 280 миллионов человек. Отрасль была переориентирована так, что вино производилось надежного, но необязательно высокого качества. Для повышения урожайности все виноградники были перенесены со склонов на равнины. К тому же, из-за «железного занавеса» в стране не было взаимного обмена между селекционными научными институтами, которые вели разработки культур, сортов винограда. Из-за состояния нашего виноградарства мы ещё не можем пока рассчитывать на качественный скачок. И это большая проблема, потому что те виноградники, которые остались со времен Советского Союза, от совхозов, колхозов — это во многом модель старинная, советская, где производство ориентировалось на урожайность, а качество было не очевидным. У нас до сих пор, кстати, при посадке очень часто делают большое расстояние между лозами, и нет технологий, которые позволяют выращивать лозу на протяжении десятков лет: если в России виноградник живет примерно 25-30 лет, то на Западе – 70-80. Это сильно влияет на качество винограда.

Но виноделы как-то решают эти проблемы? Совершенствуют технологии?

Конечно, и уже сейчас можно говорить о том, что в России будет постепенно развиваться интенсивное, качественное виноделие. Во многом благодаря тому, что законы стали меняться. Например, в июле был принят закон, который разделил российское вино, изготовленное из местного винограда, и все остальные вина. Это означает, что замещение, которым мы все сейчас занимаемся, будет заключаться не в замене импортных бутилированных импортных вин, а в замене того материала, который назывался российским, но на самом деле им не являлся. Была такая тенденция — привозить балку в огромных цистернах из-за рубежа, и потом разливать ее по бутылкам. Сейчас сделать такое сложнее. Виноделы будут переносить старые виноградники с равнин на склоны, выращивать больше своего материала. В целом, мы на верном пути. Конечно, путь этот будет непростым: сложные подготовительные этапы, длительное время выращивания лозы для получения урожая. Эти процессы требуют колоссальных затрат, как материальных, так и временных.

Как потребитель воспринимает российские вина? Конкурируют ли они с импортными или воспринимаются как отдельная категория?

Наши виноделы доказали, что они конкурентоспособны почти во всех нишах, которые занимают. Естественно, у части потребителей остается вопрос, и он справедлив: «Почему наше вино стоит столько же, сколько его заграничные аналоги того же уровня? Его же не надо везти издалека!» Тут нужно понимать одну простую вещь: качественное отечественное вино редко может быть дешевым. У этого много причин, и главные из них – это то, что, во-первых, рабочая сила у нас довольно дорогая, а производительность труда низкая, а во-вторых – виноделы обременены невероятным числом налогов и законодательных ограничений.


2___3_690x900.jpg


Мы щепетильны в выборе партнеров, потому что верим в то, что отношения между виноделом и виноторговцем – это как брак. Наши партнеры верят нам, а мы верим нашим партнерам


Производят ли российские вина на экспорт?

До экспорта, конечно, могут дотянуться единицы. Тому есть несколько причин. Во-первых, в нашей стране многие климатические зоны, благоприятные для виноградарства, находятся на территории Республики Крым. Как понимаете, экспорт вин, изготовленных из этого винограда, не предвидится еще долго. Никто не хочет конфликтовать, даже азиатские страны, и поэтому потребители предпочтут купить вино у Краснодарского края, качество винограда которого несколько ниже. Во-вторых, очень незначительное количество всего виноделия может похвастаться стабильным надежным качеством, да еще и достаточным количеством. У нас два предприятия, являющиеся крупнейшими, — это Fanagoria и «Кубань Вино». Последние владеют гигантской собственностью в 10 тысяч га. Это огромные территории, и они делают большой объем. Однако среди их приоритетов выход на зарубежные рынки - не первоочередной приоритет. Будучи редкими игроками качественного рынка вина, они, как и другие их коллеги по цеху, в первую очередь должны строить дистрибуцию в стране. Главная задача – увеличение роста качества. Тем не менее, выборочно российские вина все-таки экспортируются, и их можно встретить за рубежом. Но объемы экспорта очень невелики.

Есть ли какая-то система рейтинга российских вин?

Да. Артура Саркисяна никто не отменял! Ежегодно, уже 10 лет подряд, он описывает все хозяйства. Можете почитать, как описана география и маршрутизация. Сейчас это интересно и востребовано: винный туризм существовал везде и всегда. Сейчас он докатился до России, поскольку пандемия сейчас оказывает в этом большую помощь. А еще есть рейтинги «Роскачества». У них подход более формальный, потому что оценивают нижний сегмент, а в нем пока еще мало качественного вина.

Винный туризм, в таком случае, перспективен для развития в России?

Владельцы виноделен привыкли, что могут рассчитывать только на собственные силы. Они же прекрасно видят запросы рынка, поэтому и инвестируют в инфраструктуру. В результате в России среди прочего появилась наконец-то такая вещь, как винный туризм. Это существенная часть программы по продвижению вин на внутреннем рынке. Посмотрите хотя бы на США: каждый калифорниец считает «обязательной программой» пару раз за сезон выехать на виноградники. Когда видишь, как красивы виноградники, как создают вино, проникаешься этим местом, его историей, его характером и начинаешь совершенно иначе его оценивать. Отправьтесь, например, в «Долину Лефкадия» или в Семигорье, в «Имение «Сикоры» – у них есть туристические программы. Вы сразу поймете и почувствуете, что я имею в виду.

Как потребителю определить качество российского вина? Какими вкусовыми особенностями оно обладает?

Хорошее российское вино можно определить так же, как и любое другое. Нужно развивать свой собственный вкус и доверять ему. Пробовать вина, отмечать, что нравится, а что нет, сохранять это в памяти. Но гораздо проще слушать людей, которые профессионально в этом разбираются. Качественное вино измеряется двумя параметрами. Первый — срок хранения, его потенциал. Чем больше этот потенциал, тем дороже стоит бутылка. Второй – это длительность послевкусия. А все остальное – на ваше усмотрение. Кому-то нравятся розовые вина, кому-то красные, а кому-то игристые. Все это из области личных предпочтений.


Поделиться